Украина пытается поставить Россию на колени новыми санкциями

Украина пытается поставить Россию на колени новыми санкциями

Валерий МихайловВсе материалы

С 11 апреля Украина расширила перечень товаров российского происхождения, запрещенных к ввозу на территорию Украины.

Предыдущий ход в торговой санкционной войне (а речь идет именно о торговых санкциях по отношению к отдельным товарам, хотя обе страны применяют еще и персональные санкции по отношению к физическим и юридическим лицам) сделало российское правительство, запретив 6 февраля поставки с Украины рам боковых литых тележек и осей грузовых вагонов. Кстати, хотя эти санкции были не персональными, но «прилетело» персонально зятю Кучмы Виктору Пинчуку — одному из главных проводников интересов Сороса и Ко на Украине.

Спустя почти два месяца Украина запретила ввоз российской пшеницы, подсолнечного масла, моющих средств, бумаги, включая туалетную, картона, а также ряда изделий из них, проволоки из легированных сталей, буровых инструментов и так далее.

Анекдотичность ситуации в том, что первыми от новых украинских санкций взвыли… украинские производители, в частности, обоев, тетрадей, полиграфических изделий и бумажной упаковки, лишающиеся сырья.

Однако следует понимать, что в украинских реалиях санкции (и торговые, и персональные) — это в первую очередь бизнес для принимающих решения коррумпированных чиновников и только во вторую — экономика и политика. Поэтому Украина наверняка продолжит санкционную войну с Россией выстрелами в ногу своей экономике, периодически отменяя ранее введенные органичения после «обилечивания» пострадавшего украинского бизнеса.

Украина первые санкции против России стала вводить еще весной-летом 2014 года, мотивируя их оккупацией Крыма — началось все с прекращения военно-технического сотрудничества. В сентябре 2014 года на Украине был принят закон «О санкциях», предусматривающий более 20 видов мер. К торговым ограничениям в нынешнем формате стороны пришли в конце 2015 года. Тогда Россия в связи с вступлением экономической части соглашения об ассоциации Украины и ЕС распространила на украинские товары продовольственное эмбарго, применявшееся до того против стран ЕС. Украина в ответ утвердила перечень запрещенных к ввозу на Украину российских товаров.

После этого Украина 13 раз вносила изменения в санкционное правительственное постановление — дважды просто продлевая его действие на новый срок, а 11 раз расширяя и изменяя перечень товаров, попавших под эмбарго. В ответ Россия в конце 2018 года утвердила торговые санкции к ряду товаров, происходящих или ввозимых с Украины, ограничила их транзит через свою территорию, а также ввела некоторые ограничительные меры на экспорт. Постановление с тех пор менялось семь раз.

Все это привело к тому, что с 2013 по 2020 год реальный товарооборот между странами (по данным украинского комитета статистики, скорректированным на поставки «европейского» газа Украине) сократился с 38,3 до 7,3 миллиарда долларов. Украинский экспорт в Россию упал с 15,1 до 2,7 миллиарда долларов. Российский на Украину — с 23,2 до шести миллиардов долларов. И это явно не предел падения.

Новые ограничения были инициированы украинской стороной даже не в качестве ответа на февральские шаги Москвы, а как отклик на «просьбы трудящихся». Поговаривают, что за каждую санкционную позицию заинтересованным бизнесменам пришлось занести в министерство экономики кругленькую сумму. Но при этом никто не заморачивался подробным изучением попавшей под эмбарго номенклатуры. Что привело к анекдоту уже на этапе обнародования документа: поначалу постановление было датировано 29 марта и даже появилось на официальном сайте правительства. Но тогда оно включало запрет на ввоз российской газетной бумаги. Видимо, в официальном правительственном печатном органе спешно объяснили чиновникам, на чьей бумаге печатается сам этот печатный орган. И, о чудо — старая версия постановления от 29 марта с правительственного сайта исчезла, теперь по ссылке на него — пустая страничка. Зато 1 апреля на сайте появилось постановление с тем же номером, но уже без упоминания газетной бумаги.

Впрочем, как уже было сказано выше, и в обновленной редакции оно крепко ударило по украинским производителям, большую часть сырья для своего производства завозившим из России (для лучшего понимания ситуации: Украина вообще не производит целлюлозу). Под угрозой резкого сокращения производства оказалась отрасль, производящая товарной продукции на 17 миллиардов гривен и обеспечивающая 18 тысяч рабочих мест. Страждущие производители немедленно стали обращаться к премьер-министру с просьбой о спасении.

Впрочем, примечательно выглядят и другие попавшие под санкции позиции.

Например, моющие и поверхностно-активные средства российского производства занимают на украинском рынке существенную часть, выигрывая у местных производителей, которые сегодня даже в самых благоприятных условиях не смогут «закрыть» весь рынок и по цене, и по номенклатуре, и чаще всего по качеству. Тема пролоббирована украинскими производителями, но в конечном счете они планируют отбить вложения за счет своих потребителей, которым придется платить больше.

Попадание в санкционный список пшеницы и подсолнечного масла наглядно демонстрирует, что на Украине, которую ее власти отчего-то назвали аграрной супердержавой, цены на эти два товара выше, чем в России, что было абсолютно немыслимым еще несколько лет назад. И если ввоз российской пшеницы на Украину все же маловероятен — в том числе ввиду ограничительных мер российского правительства, то подсолнечное масло, которое в украинской рознице сегодня процентов на 35% дороже, чем в российской, в теории могло бы и поехать в сторону Киева… Чего, конечно, не могли допустить местные производители, которые имеют серьезные позиции во власти, включая не один десяток прикормленных депутатов Рады.

Но вернемся все же к наиболее пострадавшим украинским переработчикам российского бумажного сырья. Суть большинства их обращений в правительство сводится к тому, что они вообще-то горячо поддерживают санкции против российских товаров вообще и даже выступают за их расширение — но только не на те товары, которые интересуют персонально. Мол, если бы правительство нужные им товары из санкционного перечня убрало, а вместо них внесло туда товары, составляющие конкуренцию продукции украинского производства, тогда это было бы мудрое, справедливое и полезное решение…

Возможно, в итоге они даже добьются исключения из санкционного перечня каких-то интересующих их товаров — хотя вряд ли бесплатно. Но дело-то в том, что пока украинский бизнес будет занимать такую, мягко говоря двойственную и псевдопатриотическую позицию, местные чиновники продолжат его «обилечивать», вводя санкции под теми же псевдопатриотическими лозунгами — в том числе невзирая на негативный эффект от них для экономики. И это еще без учета негативного эффекта от возможных ответных санкций российского правительства, которые вообще никто не просчитывает.

Leave Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *