Монетизируй это: бизнес направят на посадки в тайге

Монетизируй это: бизнес направят на посадки в тайге

Прослушать новость

Остановить прослушивание

close

Монетизируй это: бизнес направят на посадки в тайге

Владимир Смирнов/ТАСС

В России могут начать сдавать в аренду участки на Дальнем Востоке под посадку деревьев, сообщил Bloomberg. За счет этого власти хотят монетизировать эти территории и дать возможность бизнесу компенсировать ущерб окружающей среде, пишет агентство. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты сомневаются, что эту идею можно будет реализовать в ближайшем будущем. По их мнению, серьезного эффекта для окружающей среды не будет — нужно развивать зеленые технологии.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

Монетизируй это: бизнес направят на посадки в тайге

В чем суть идеи

В России хотят монетизировать территории Дальнего Востока, сдавая их в аренду для посадки новых деревьев или сохранения уже имеющегося лесного фонда, сообщил Bloomberg со ссылкой на свои источники. Российские власти надеются создать рынок, с помощью которого предприятия смогут компенсировать ущерб окружающей среде. Эта инициатива также может стать ответом России на критику из-за недостаточного внимания к экологическим проблемам, отмечает агентство.

В пресс-службе профильного вице-премьера Виктории Абрамченко отказались от комментариев. В Минприроды на запрос «Газеты.Ru» напомнили о планах совершенствовать регулирование выбросов парниковых газов в лесном хозяйстве. Сохранение лесов — одно из направлений по сокращению выбросов.

«Стратегия (долгосрочного развития национальной экономики с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года) предполагает использование лесохозяйственных мероприятий для абсорбции углерода, в первую очередь, за счет борьбы с обезлесением путем лесовосстановления и лесоразведения», — сообщили в Минприроды. Также планируется выделение защитных лесов и категории особо защитных участков, улучшение практики использования лесов, охраны лесов от пожаров и защиты от вредителей и болезней, а также противодействие незаконным рубкам древесины.

Компании, которые займутся посадкой деревьев, смогут получить и, при желании, продавать так называемые «углеродные кредиты» — некие сертификаты, которые условно позволяют компенсировать определенное количество выбросов. Это произойдет в случае, если специальная цифровая платформа подтвердит, что поглощение углекислого газа увеличилось. По данным Bloomberg, в проекте заинтересованы компании «Газпром нефть», «СИБУР» и группа «Синара». На момент написания текста упомянутые компании не ответили на запрос «Газеты.Ru» о заинтересованности в проекте.

«На долю России приходится 20% мировых лесов Мы можем превратить их в масштабный центр поглощения углерода», — цитирует агентство министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексея Чекункова.

Откуда появились «углеродные кредиты»

Реализация климатических лесных проектов для получения «углеродных» единиц (по-английски часто называемых «credits») началась в период реализации Киотского протокола к климатической конвенции ООН в 2008-2012 годах, пояснил «Газете.Ru» директор центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Георгий Сафонов. Тогда были разработаны все необходимые для этого правила и процедуры.

Первые климатические проекты в рамках этого протокола были зарегистрированы в России: это проект по выращиванию «климатических» лесов для поглощения углекислого газа в Алтайском крае и по управлению лесными экосистемами в Приморье.

В мире подобные проекты также получили широкое распространение. Например, в Новой Зеландии система торговли квотами на выбросы СО2 предусматривает сделки с «лесными единицами» поглощения углерода. Это привело к скачкообразному росту лесного фермерства в стране, рассказал эксперт.

Эффективная мера или пиар-ход

Директор программы WWF России «Климат и энергетика» Алексей Кокорин сообщил «Газете.Ru», что такую идею теоретически можно реализовать — она не является каким-то «рекламным» шагом. Предприятия действительно могут взять в аренду какой-то участок тайги и развивать лес, а их вклад в поглощение СО2 можно сертифицировать. Вопрос заключается в том, зачем компании будут покупать «углеродные кредиты», отметил эксперт.

По словам Кокорина, предприятия, особенно экспортные, понимают, что им нужно снизить так называемый углеродный след от производства их продукции. Это, например, касается стали, минеральных удобрений. Эксперт привел в пример компанию Shell, которая недавно поставила в Уэльс партию российского сжиженного газа, свободного от углеродного следа.

«Нужно, чтобы конечный покупатель, будь то в Уэльсе, Европе, где-либо еще был бы согласен и доверял бы таким проектам. До этого, я полагаю, еще очень-очень далеко»,

— отметил Алексей Кокорин.

По мнению эксперта, говорить о подобной инициативе в целом «категорически рано». Кокорин отметил, что нужно подготовить законодательную базу, провести исследования. Подобные эксперименты сейчас планируют опробовать на Сахалине, добавил он.

Сокращение выбросов по такой схеме будет небольшим, также пояснил эксперт. По мнению WWF и его самого в частности, оно максимум снизится примерно на 15%, в каких-то регионах возможно до 20%. Нужно заниматься развитием возобновляемых источников энергии, технологическим совершенствованием производства и так далее, считает Кокорин.

Схожего мнения придерживается и Георгий Сафонов из НИУ ВШЭ. «Инициатива по созданию лесных углеродных полигонов в России представляется разумной. Меры по выращиванию насаждений и управлению лесами давно назрели, потенциал для этого огромный. В то же время реализация лесных углеродных проектов – дело непростое», — сказал он.

«Международные требования к таким проектам (статус поглощенных лесом тонн углерода должен быть соответствующим) предполагают не только подготовку документации в утвержденном РКИК ООН формате, но и ее валидацию независимой аккредитованной организацией, подготовку отчета о мониторинге достигнутых поглощений СО2 с использованием методов измерения углерода в различных пулах (биомасса, почва и др.), верификацию результатов проекта», — сказал эксперт.

Сафонов также рассказал типичный срок для реализации углеродного проекта – 50 лет. Поглощение начинается примерно с 3-5-летнего возраста насаждений.

Что говорит бизнес

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) поддерживает климатические инициативы, сообщил «Газете.Ru» ответственный секретарь комитета РСПП по климатической политике и углеродному регулированию Сергей Твердохлеб. При этом он обратил внимание, что климатические проекты напрямую касаются парниковых газов, а не выброса загрязняющих веществ.

«Реализация климатических, в том числе лесных проектов, будет, безусловно, способствовать вкладу Российской Федерации в глобальную борьбу с изменениями климата и достижению целей Парижского соглашения. — считает он. — При этом для России, которой принадлежит более 20% всех мировых лесов, лесные проекты особенно важны – по оценкам экспертов, реализация таких проектов может привести к увеличению поглощения парниковых газов в объеме до 400-500 млн тонн СО2-экв. в год, что составляет примерно четверть ежегодной нетто-эмиссии парниковых газов по Российской Федерации».

Он также напомнил о важности проектов по повышению энергоэффективности, модернизации генерирующих и промышленных мощностей и др.

Можно ли оценить вклад лесов в поглощение СО2

В России пока нет системы, которая позволяет оценить вклад российских лесов в поглощение углекислого газа, сообщил руководитель лесного отдела «Гринпис» в России Алексей Ярошенко «Газете.Ru». «У нас нет достоверной информации о лесах», — сказал он.

По словам эксперта, средний возраст материалов по лесоустройству составляет 25 лет. Актуальные данные есть примерно по 16% российских лесов – это официальные данные Счетной палаты, уточнил Ярошенко.

Эксперт считает необходимым провести исследование, которое позволит оценить «углеродный вклад» российских регионов. Во многих субъектах, особенно на Дальнем Востоке, он может оказаться отрицательным, потому что регионы «катастрофически горят», площади лесных пожаров растут.

Алексей Ярошенко отметил, что в целом в отношении лесов сейчас две основные проблемы – это пожары и «бесхозяйственные рубки». По его словам, с пожарами, в частности, не удается справиться потому, что полномочия по решению этой проблемы были переданы регионам (сами леса находятся под федеральным контролем). Регионы, по его оценке, получают примерно треть от необходимого финансирования. Лучше ситуация обстоит в европейской части России. В Сибири же, например, выделяется лишь треть необходимого объема средств.

close

Монетизируй это: бизнес направят на посадки в тайге

Владимир Смирнов/ТАСС